You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

Сбежать от налогов

Сбежать от налогов По словам главы юридической компании Zelmenis & Liberte Яниса Зелмениса, одна из последний тенденций в латвийской бизнес–среде — это массовый уход в офшорные юрисдикции. "Если раньше я получал запрос на офшор примерно раз в квартал, то сейчас по два запроса в неделю, — говорит он. — Можно сколько угодно бороться с этим, но ведь это проблема Латвии, что она становится неконкурентоспособной в плане налогов".

И хотя по всем канонам налоговой оптимизацией есть смысл заниматься, если оборот компании достигает 1 млн. евро, сегодня спасения от налогов ищут почти все — и мелкие и крупные предприятия. "Это потому, что у нас налоговая система такая ущербная, — говорит эксперт. — Главный ее принцип — побольше сбрить с бизнеса. И у бизнеса кончился запас лояльности к этому государству". По мнению Яниса Зелмениса, главными китами налоговой системы должны стать прогрессивный налог с жителей и снижение расходов на рабочую силу.

— Недавно "ДВ" провели опрос среди бизнесменов, которые готовы вывести свои производства в другие страны. В качестве одного из аргументов называли безграмотную налоговую политику в государстве, которая ничего не стимулирует. По вашему опыту, какое место занимает налоговая оптимизация в решении перевода предприятия в другую страну?

— В теории — далеко не первое. Вообще налоговая политика занимает в причинах, которые заставляют предприятия задуматься о переносе производств, с 6–й по 12–ю позицию. Впереди будут такие факторы, как рынки сбыта, вопросы стабильности, окупаемости инвестиций. Если все это присутствует в той же, например, Германии, то бизнес в эту страну будет стремиться всегда, несмотря на то что налоговое бремя там превышает 40%. И, с другой стороны, можно отменить все налоги в Либерии и еще доплачивать, но никто туда вкладывать деньги не будет. Многое зависит еще и от того, что это за производство. Если трудоемкое, то лучше его переносить в регионы с дешевой рабочей силой, если наукоемкое — то в страны с научными центрами. То есть налоги и тут не будут играть решающей роли.

— В каких случаях налоги выходят на первый план?

— В моменты, когда предприятие долгое время накапливало свою стоимость и теперь оно идет на продажу. К примеру, есть семейное предприятие, в которое его владелец долгое время вкладывал средства, а в какой–то момент решил продать за 50 миллионов евро. И как раз в этом случае очень важно, готов ли он 40% от этой суммы отдать в казну или же сделать так, чтобы абсолютно легально не заплатить ничего. В случае налогов на наследство, передачи активов тоже очень важна налоговая оптимизация. В той же Голландии или Швеции налог на наследство может доходить до 60%.

И все же те предприниматели, с которыми мы общались, утверждают, что не в рынках сбыта причины. Они прекрасно работали бы и в Латвии, если бы не налоговая политика, которая мешает им планировать свою работу и просто развиваться. Значит, в некоторых случаях налоги могут стоять и на первом месте?
 
— Если говорить с практической точки зрения, то с какой суммы должна начинаться налоговая оптимизация?

— Если оборот предприятия составляет как минимум 1 млн. евро. Но самое главное — у предприятия должны быть какие–то громкие вехи. Вроде продажи или еще чего–то.

— То есть снизить налоги без "громких вех" невозможно?

— Можно, но у нас это решается, как правило, очень грубыми и незаконными методами, которые часто доводят до тюрьмы. Чтобы экономить налоги законно в процессе работы, нужно очень тщательно разбираться в специфике самого предприятия. Это очень дорогостоящий процесс, надо искать лазейки, комбинации. Предположим, вы владелец бизнеса, который должен выплатить вам дивиденды в Латвии. Вы должны заплатить с них 10%. Представьте теперь вместо Латвии кипрский холдинг, куда ваши дивиденды идут с нулем, дальше они идут в какое–нибудь нерезидентское предприятие. Или вы выплатили на Кипр свои дивиденды, а потом взяли кредит у своего же предприятия, в результате остались по нулям. Вот классическая схема ухода от уплаты налогов.

— То есть офшорные способы ухода от налогов не остались в 90–х годах?

Они вернулись совсем недавно. Если раньше я получал запрос на офшор примерно раз в квартал, то сейчас по 2 запроса в неделю. Если в к концу 90–х — началу 2000–х была явная тенденция — люди закрывали свои офшоры, то сейчас идет очень интенсивный уход в иностранные структуры. Мне, если честно, не очень нравится слово "офшор", ведь это проблема Латвии, что она становится неконкурентоспособной в плане налогов. Ведь это проблема тех стран, откуда убегают, а не тех, куда убегают. В офшоры сегодня перекладывают почти все: недвижимость, все, что связано с содержанием долей. Возьмите список 100 новых предприятий и просто посмотрите, сколько там будет владельцев местных юридических или физических лиц и сколько иностранных компаний. И эта статистика четко покажет, что там будет много предприятий из Голландии, Кипра.
 
— Одно дело, когда речь идет о переносе производств, и другое — когда латвийские компании думают о переносе юридических адресов в другие страны. Насколько это может быть целесообразно?

Многие сегодня готовы переносить холдинги в другие государства из–за общей нестабильности или из–за каких–то споров, которые часто решаются через уголовные дела. Чтобы акционеры могли спать спокойно и у них не было опасений потерять свой бизнес. По большей части это украинский вариант, когда бизнес выбирает ту юрисдикцию, где никто не может сфальсифицировать доверенности и быстренько провернуть сделку по продаже фирмы, оспаривать которую я могу 20 лет, но ничего не добиться. А за эти 20 лет с моим предприятием сделают все, что только можно сделать. Это называется признаком бананового статуса, который отпугивает бизнес. Предприниматели выбирают такие страны, где в своих правах собственности могут быть абсолютно уверены.
 
— Для Латвии эта проблема актуальна?

В какой–то мере. В Латвии есть некий комплекс отсутствия ответственности. У нас никто ни за что не отвечает — начиная от политиков и заканчивая нотариусами Я считаю, что вопрос уплаты налогов — это вопрос лояльности к государству. Любит или нет. И какой тут может быть ответ, если вся налоговая система работает по принципу "сбреем с тебя побольше". Неважно, доволен ты государством или нет, доволен ли благами, которые получаешь за свои налоги.
 
"Деловые Вести" Латвия

Новости оффшоров

25 мая финансовая разведка полиции Эстонии опубликовала ежегодный доклад, из которого следует, что за 2011–2016 годы через банки страны было отмыто более 13 миллиардов евро — в основном из России, Молдовы и Азербайджана. Большая часть сомнительных транзакций шла через счета нерезидентов в эстонских банках.


Вслед за Прибалтикой от российских денег начинает избавляться другая популярная у нас юрисдикция — Кипр. После визита в страну представителей минфина США местные регуляторы ужесточают контроль над российскими счетами, а коммерческие банки — предлагают россиянам либо закрыть счета, либо перевести их в местный банк, крупнейшим акционером которого является ВТБ.


Компания и счет в одной стране