You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

Почему сложно бороться с оффшорами?

Почему сложно бороться с оффшорами?Управляющий партнер аудиторской фирмы "Аксенова и партнеры" Елена Макеева рассказала, почему сложно бороться с оффшорами и как воспринимает заявления властей, пообещавших победить это зло.

Сразу следует отметить, что украинские бизнесмены редко напрямую используют классические оффшоры — небольшие острова, где предусмотрено полное отсутствие налогов, отсутствие ведения бухгалтерского учета, поскольку работа с такими оффшорами хорошо отслеживается контролирующими органами в Украине. К тому же такие компании имеют сомнительную репутацию, а этот вопрос немаловажен для национального бизнеса. Место регистрации уже очень много говорит о компании и ее деятельности.

В большинстве случаев украинский бизнес использует европейские территории, которые обладают высоким статусом, престижны с точки зрения ведения бизнеса (Швейцария, Австрия, Англия), дают и другие привилегии (более простая процедура получения визы или право указать на визитке свой локальный офис в престижной стране).Однако при этом их сложно назвать оффшорами, поскольку в этих странах платятся налоги, ведется бухгалтерский учет и проводится аудит финансовой отчетности. И с такими оффшорами достаточно сложно бороться. Думаю, что наши законодатели и не заинтересованы бороться с ними, поскольку и их бизнес находится в таких юрисдикциях — чего скрывать, информация доступна в Интернете. Поэтому я считаю декларирование борьбы с оффшорами, как минимум, некорректным по отношению к обществу. Посудите сами, еще ни одна международная конференция в Украине не проходила без того, чтобы не обсудить налоговые преференции той или иной страны в Европе, а тема оптимизации налогообложения в других странах всегда собирает большие аудитории.

На самом деле вопрос трансфертного ценообразования является глобальной проблемой во всем мире, каждая страна старается аккумулировать уплату налогов в своей стране. Есть и международные организации (ФАТФ, ОЭСР, Совет Европы), которые прилагают немало усилий по разработке мер и рекомендаций, стандартов в сфере борьбы с преступным отмыванием доходов. Эти организации следят за применением рекомендуемых мер по пресечению таких финансовых махинаций. Украина часто использует рекомендации этих организаций, однако не является членом ФАТФ и ОЭСР.

В моем понимании борьба с оффшорами может иметь место только тогда, когда страна не только декларирует свои намерения, но и конкретными действиями доказывает искренность таких намерений. Такими действиями может быть полное выполнение рекомендации международных организаций, ужесточение требований к раскрытию информации о собственниках бизнеса, более жесткий валютный контроль за сомнительными операциями, действенный механизм трансфертного ценообразования, усиление персональной ответственности и т.д. Я убеждена, что никаких изменений и уж тем более ужесточений в ближайшее время не будет. Наши политики-бизнесмены не готовы ограничивать себя в своих возможностях, уменьшать свои потребности и на собственном примере демонстрировать готовность к прозрачности ведения бизнеса. По сути, это вопросы этического поведения. Нас этому учили еще в детском саду: делиться с ближними, поступать честно, не обижать людей, извиняться, если сделали кому-то больно, убирать за собой, не присваивать себе то, что принадлежит другим, мыть руки перед едой, пропускать пешеходов, держаться вместе и многое другое. А многие ли бизнесмены помнят эти простые принципы? Думаю, нет. Прекрасно об этике сказал американский предприниматель и инвестор: "Если понятия об этике нет у руководства, это поведение копируется всеми подчиненными".

Автор: Елена Макеева
http://delo.ua

Новости оффшоров

Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) решила ужесточить регулирование криптовалютной индустрии, в частности — обязать биткоин-биржи и других поставщиков криптовалютных услуг (VASPs) соблюдать процедуры AML и CFT (противодействие финансированию терроризма) по аналогии с традиционными финансовыми компаниями.


Ликвидаторы ABLV Bank в апреле этого года вернули активы банка на сумму 30,203 млн евро, что в 2,4 раза меньше, чем в предыдущем месяце, сообщается в официальном издании Latvijas Vēstnesis.


Компания и счет в одной стране