You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

Чёрный список ЕС. Настоящих буйных мало?

В марте 2019 года Евросоюз принял решение расширить перечень стран, которые европейские эксперты считают лучшим местом для уклонения от налогов. Число фигурантов чёрного списка достигло 17. Кто-то уже поспешил назвать этот чёрный список первым в истории, хотя пять стран продолжают числиться в нём с 2017 года. Тогда, напомним, европейские министры финансов признали в качестве непрозрачных офшоров сразу восемь стран и территорий: Американское Самоа, Гуам, Самоа, Тринидад и Тобаго, Виргинские Острова, Барбадос, Маршалловы острова и Объединённые Арабские Эмираты.

Трёх последних фигурантов, Барбадос, Маршалловы острова и, главное, ОАЭ, вскоре из списка вычеркнули, так как они взяли на себя обязательства по изменению налогового законодательства и по открытию доступа к финансовой информации. Однако за два года ничего этого сделано не было, и «тройку» пришлось вернуть в чёрный список. Пять других стран никаких обязательств на себя принимать, похоже, и не собирались. Теперь же в перечень ЕС добавлены ещё и остров Аруба, Белиз, Бермудские Острова, Фиджи, Оман, Вануату и Доминиканская Республика.

В некоторых СМИ в чёрный список успели записать Южную Корею и Тунис, но они пока остались только в так называемом сером списке, в котором, по результатам мониторинга, числятся ещё 47 стран, где нормы ЕС, похоже, нарушаются не так явно. ЕС проверял всего 92 страны и территории, и при этом ни одна их европейских стран в чёрный список не попала, хотя в отношении Кипра, Мальты и даже Швейцарии такое решение вряд ли кого-нибудь удивило. И даже в сером списке присутствуют только 4 европейские страны, но там же ведь оказались и Турция, и Монголия, и Вьетнам, и всеми любимый Гонконг.
Принципиально европейские министры финансов не исключают, что в чёрный и серый списки могут попасть все 92 страны, которые проверяла комиссия ЕС. На своей недавней встрече главы финансовых ведомств стран Евросоюза поспешили похвалить сами себя, назвав само создание списков большим успехом, хотя никто пока не говорит о том, какие санкции будут применяться в отношении фигурантов. Ведь ЕС в настоящее время не предпринимает практически никаких реальных мер даже в отношении тех стран, которые и после попадания в «чёрный список» отказываются подписывать конвенцию ОЭСР о взаимной административной помощи в налоговых вопросах. Это Гуам, Гренада, Бахрейн, Самоа, Тринидад и Тобаго, Макао, Монголия и Намибия.

Практически единственной сколько-нибудь эффективной мерой воздействия на «отказников» сейчас являются ограничения или полное закрытие доступа к средствам Европейского союза. Все остальные возможные санкции пока остаются в процессе согласования. Впрочем, буквально на днях те же министры финансов ЕС заявляли, что возможные наказания и ограничения для тех, кто в чёрном списке, европейские начнут рассматривать уже в ближайшие несколько недель. Но только «начнут».

Евросоюз начал настоящую войну с офшорами не так давно, в 2015 году, с принятием известной 4-й директивы ЕС. К ней могли присоединяться любые страны, причём не только из Европы, готовые принять на себя определённые обязательства по исполнению антиофшорных правил. Европейские комиссары пока не оценивали, куда и сколько средств уходит благодаря налоговым преференциям. В списки же вносят те страны, которые по оценке экспертов ЕС, прикладывают «недостаточно усилий в сфере противодействия отмыванию денег и терроризму».

О том, насколько эффективны эти самые усилия, евроэксперты оценивают прежде всего по самим фактам наличия в налоговом законодательстве необоснованных льгот и преференций. Вторым важнейшим критерием считается готовность или неготовность к обмену информацией по налоговым и финансовым вопросам.

Сейчас серьёзным успехом считается уже тот факт, что в ЕС наконец-то дали хоть какую-то оценку масштабов уклонения от налогов через разного рода офшоры. В материалах Еврокомиссии присутствует сумма в 506 миллиардов долларов, которые ежегодно недоплачиваются в бюджеты стран, не входящих ни в какие списки, после того, как средства переводятся в зоны чёрного и серого списков.

Несмотря на то, что о конкретных наказаниях в отношении стран из чёрного списка говорить пока рано, понятно, что вести бизнес из Европы с офшорами станет намного сложнее. Станет больше бюрократии, больше проверок, возможно, даже налогов. В ряде стран ЕС довольно давно составлены свои чёрные списки (перечни офшоров, финансовые и торговые связи с которыми отнюдь не запрещены, но сильно ограничены как по части оформления и отчётности, так и по налогообложению).

Однако многих борьба с офшорами в той форме, которую использует ЕС, явно не устраивает. В международной правозащитной организации Oxfam International, много лет борющейся с любыми проявлениями неравенства, вообще считают, что на первых позициях в чёрном списке должны быть острова Гернси и Джерси, Швейцария и США, а также недавно переставшие быть доступным офшором Британские Виргинские острова. Правозащитники считают, что ЕС в борьбе с уклонением от налогов уделяет слишком много внимания малым странам, в то время как средства в офшоры первыми уводят именно крупные корпорации, в большинстве своём вообще транснациональные.

Кьяра Питатуро, эксперт по налогам Oxfam, оценила публикацию списков как самопиар ЕС и считает, что до реальных реформ в сфере борьбы с уходом от налогов ещё очень далеко. По её словам, черный список — неплохой, но явно недостаточный для эффективной борьбы инструмент, тем более что пока нет даже речи о публикации налогов для тех же транснациональных корпораций в каждой стране присутствия. «Предложение просто заблокировали, поскольку все государства отстаивают свои интересы», — констатирует г-жа Питатуро.

Из Еврокомиссии уже успели ответить на критику со стороны Oxfam, отмечая, что чёрный список в первую очередь ориентирован на мультинациональные компании. После его публикации не только банкам и компаниям, но и гражданам ЕС будет намного сложнее переносить активы из ЕС в страны из списка, к примеру, будет уже не так просто сделать даже обычный банковский переводы. Прежде всего о нём обязательно придётся специально проинформировать налоговые органы.

Тем не менее, сторонние эксперты считают, что для банковской сферы списки ЕС вообще не станут даже простым руководством к действию. Кредиторы и без списков имеют все возможности для глубокого анализа клиентов и партнёров. Финансовые эксперты жёстко критикуют своих министров финансов за то, что из-за чёрных списков забываются такие определения, как налоговые убежища и налоговые гавани, что может быть попыткой сохранить льготный статус для таких стран, как Ирландия, Люксембург, Андорра, Лихтенштейн, Мальта и Кипр.

Специалисты также отмечают, что несмотря на внедрение всеми членами ЕС минимальных стандартов по снижению BEPS – размыванию налогооблагаемой базы и вывода прибылей, для осуществления подобного рода операций даже в Европе остаются неплохие возможности. Средства просто выводятся в форме выплаты роялти, дивидендов или процентов по займам, причём выводятся не напрямую в льготные юрисдикции, так как это скрупулёзно отслеживается налоговыми органами. Для вывода средств используются транзитные компании, зарегистрированные как раз в странах ЕС с благоприятным налоговым климатом.
Скорее всего, таким странам придётся отказаться от практики снижения ставок налогов в отношении фирм из юрисдикций, занесённых ЕС в черный списка. Серые списки пока вряд ли как-то тронут – иначе тогда и бизнес вести будет просто негде. Но поможет ли чёрный список в закрытии деятельности тех самых «транзитных» компаний, сказать непросто. Работать с фирмами-однодневками давно научились все не только в России. Впрочем, будущие санкции против льготного перечисления средств из стран, которые присоединились к 4-й директиве ЕС, в страны из чёрного списка, могут быть и общими для всех, а могут быть и индивидуальными, разными в каждой стране, и даже адресными.

Насколько эффективной будет практика использования чёрного списка, сказать пока сложно. Всё дело будет в деталях. Вряд ли скрывать большие суммы денег станет намного сложнее, тем более что многие уже предпочитают уходить в криптовалюты. Но ведь держать «заработанное» в секретных ячейках или на секретных счетах – это удел совсем немногих. Большинство всё же старается вкладываться в активы или, к примеру, приобретать недвижимость или ещё что-то стоящее. И вот тут уже от чёрного списка вполне можно ждать большей отдачи.

Да, скорее всего, чёрный список окажет незначительное влияние на банковскую отрасль тех стран, которые в последние годы активизировали усилия по ограничению финансовых преступлений. Однако решение ЕС уже точно стало шоком для тех граждан ЕС, которые пытались скрывать свои активы в странах из списка. Понятно, что отныне налоговым органам европейских стран предстоит отслеживать любые попытки граждан скрыть имущество без их ведома.
Граждане ЕС, так же, как и фирмы, которые активно пользовались налоговыми убежищами, уже наверняка почувствовали определённый дискомфорт, ведь налоговые органы уже не только дома, но и в стране резидентства будут задавать им неудобные вопросы. И ведь главным вопросом, скорее всего, станет вопрос собственности.

Для российских же предпринимателей очень важно, чтобы в чёрном списке не оказалось Панамы и в него вернулись Объединённые Арабские Эмираты. Панама, где никогда не обращали внимания на рекомендации ОЭСР, имея колоссальные доходы с канала и своего рода американскую политическую «крышу», по-прежнему будет привлекать россиян низкими расценками для создания и функционирования офшорных фирм, трастов и частных фондов.

Зато, кажется, россиянам не останется места в Эмиратах с их привлекательными СЭЗ — свободными экономическими зонами, где и компании, и сотрудники вообще освобождены от налогов. К тому же реестр компаний там долго оставался и ещё остаётся закрытым, и, хотя эмиры и обещают их открыть, нигде нет никакой информация ни о директорах, ни об акционерах К тому же в ОАЭ нет проблем с получением вида на жительство, что позволяет кому-то даже не искать «политического убежища».

https://topwar.ru
 

Новости оффшоров

Достаточно шокирующее заявление сделала ФАТФ, которая борется с отмыванием доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма. Для справки, ФАТФ — международная Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег.


Банк приступил к новому этапу в процессе самоликвидации — осуществлена первая выплата требования кредитору, прошедшему все проверки в соответствии с методологией, согласованной с Комиссией рынка финансов и капитала (КРФК).


Компания и счет в одной стране