You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

Офшорный рай на БВО: путь украинских компаний к комплаенсу?

Какие требования предусмотрены новым законом Economic substance Act и действительно ли пришел конец офшорному раю на Британских Виргинских островах. В начале года появилась информация о том, что Британские Виргинские острова (далее - БВО) больше не являются офшорной налоговой гаванью.

Действительно, в декабре 2018 года был принят закон Economic substance (Companies and Limited Partnerships) Act, который обязывает все существующие компании привести свою деятельность в соответствие с новыми требованиями в течение последующих шести месяцев. В противном случае их ждут штрафы от $5000 до $50 000 (в некоторых случаях до $400 000) и удаление из Реестра.

Что это означает на практике?

Начнем с определения

Economic substance в дословном переводе – экономическая сущность. Это подтверждение того, что компания ведет реальную экономически обоснованную деятельность. Новый закон обязывает все резидентные БВО-компании и партнерства соответствовать требованию "экономической сущности" (экономического присутствия), а именно: место управления и контроля компанией должно находиться на БВО. Выполнение этого требования достигается путем назначения директора, членов Совета директоров, уполномоченных управляющих из числа резидентов БВО.

У компании должно быть адекватное количество квалифицированных сотрудников для заявленного вида деятельности, которые физически присутствуют на БВО. Такие сотрудники могут работать в штате или на основании долгосрочных договоров. Закон не предусматривает критерия "адекватности", поэтому предположительно количество будет рассчитываться в зависимости от оборотов компании.

Компания должна нести расходы, соответствующие ее деятельности. У компании должен быть фактический офис, а не только "адрес прописки".
В случае, если деятельность компании связана с интеллектуальной собственностью и требует наличия специального оборудования, такое оборудование должно находиться на территории БВО.

Деятельность компании должна приносить прибыль. Компании должны ежегодно предоставлять регистрационному агенту информацию о выполнении требований законодательства. Под требования о наличии "economic substance" попадают компании и партнерства, если их вид деятельности относится к указанному в законе перечню :

-    Банковский бизнес
-    Страховой бизнес
-    Бизнес по управлению активами
-    Финансовый и лизинговый бизнес
-    Холдинговые компании
-    Управленческий офис
-    Судоходный бизнес
-    Владение и управление интеллектуальной собственностью
-    Дистрибуция товаров и услуг

Маленький нюанс

Бегло взглянув на новые законодательные требования, действительно кажется, что эпоха офшоров доживает свои последние дни. Если бы не один нюанс: требования Закона относятся к резидентным компаниям – т. е. тем, которые являются налоговыми резидентами БВО.

Если компания не является налоговым резидентом БВО, то считается нерезидентной (non-resident BVI company), и в отношении ее деятельности требования закона действуют иначе.

Non-resident компания определяется как компания, которая является налоговым резидентом за пределами БВО, за исключением стран, входящих в EU список non-cooperative jurisdictions (American Samoa, Guam, Namibia, Samoa, Trinidad and Tobago, US Virgin Islands).

Фактически, руководство (или бенефициары) компании должны предоставить регистрационному агенту подтверждающие документы: к налоговой резидентности какой страны относится компания. Предполагается, что полученная информация будет интегрирована в существующий реестр бенефициарных собственников на БВО (BOSS), и в дальнейшем предоставляться в рамках Соглашений об обмене налоговой информацией (TIEA), которых у БВО на сегодня уже 28, как в страну бенефициара, так и в страну заявленной налоговой резидентности компании.

С точки зрения юриспруденции новый Закон не сделал кардинального переворота в законодательстве БВО, а всего лишь обозначил более четкие границы применения офшорных норм. Под давлением ОЭСР БВО отказались от разграничения на офшорные и локальные компании еще в 2005 году, с принятием закона BVI Business Companies Act, 2004. И новое изменение – логичное продолжение влияния ОЭСР – усиление контроля за уплатой налогов по месту их происхождения.

Несомненно, эти изменения отразятся на бизнес-процессах, в которых задействованы БВО-компании – кто-то решит открыть офис и нанять сотрудников на далеких островах, кто-то редомицилирует (перенесет "адрес прописки") компанию в уже одобренную ОЭСР юрисдикцию и выиграет еще пару-тройку лет, а кто-то примет решение закрыть свои офшорные "кошельки" и заплатить налоги у себя в стране.

Так или иначе, нынешний год продолжает быть годом комплаенса – годом соответствия нормам актуального законодательства.

Новости оффшоров

Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) решила ужесточить регулирование криптовалютной индустрии, в частности — обязать биткоин-биржи и других поставщиков криптовалютных услуг (VASPs) соблюдать процедуры AML и CFT (противодействие финансированию терроризма) по аналогии с традиционными финансовыми компаниями.


Ликвидаторы ABLV Bank в апреле этого года вернули активы банка на сумму 30,203 млн евро, что в 2,4 раза меньше, чем в предыдущем месяце, сообщается в официальном издании Latvijas Vēstnesis.


Компания и счет в одной стране