You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

Анализ мирового опыта по налогообложению контролируемых иностранных компаний

Анализ мирового опыта по налогообложению контролируемых иностранных компанийПредлагаем ознакомиться с выдержками из статьи «Анализ мирового опыта по налогообложению контролируемых иностранных компаний», опубликованной в газете «Республика. kz» (Казахстан) от 31.05.2007 года №22 (193).

«Многие страны в собственных налоговых законодательствах применяют термин «контролируемые иностранные компании/корпорации», т.е. иностранные компании, контролируемые резидентами, в целях налогообложения доходов таких компаний и предотвращения аккумулирования прибыли в оффшорных юрисдикциях, а механизм налогообложения таких компаний называется «правилами/законодательством о контролируемых иностранных компаниях».
При этом национальные законодательства многих государств, как правило, не содержат отдельных специальных нормативных правовых актов в отношении контролируемых иностранных компаний, но в некоторых странах присутствует свод норм, регулирующих налогообложение доходов резидентов от деятельности оффшорных компаний. В основном это часть национального налогового законодательства.
Данные правила следуют рекомендациям Организации экономического сотрудничества и развития, среди которых выделяется комплекс предложений по введению в национальные налоговые системы правил, устраняющих выгоды от использования оффшоров (правила о контролируемых иностранных компаниях, отчетность резидентов по иностранным коммерческим операциям и т.д.).

В США подобный свод норм называется «Правилами о контролируемых иностранных корпорациях». Компания рассматривается контролируемой, если американские акционеры в совокупности владеют более 50% голосующих акций. При этом американский акционер обязан сдавать отчетность по данной компании налоговой службе США, если он владеет 10 и более процентами голосующих акций. При наличии указанных условий прибыль от деятельности контролируемой компании, соответствующая доли его участия, включается в налогооблагаемый доход американского акционера. Налоги, уплачиваемые с дохода контролируемой компании по месту регистрации, зачитываются при уплате налогов в США.

Следует отметить особенность, заключающуюся в применении странами различного порогового значения в качестве основания для отнесения к контролируемым компаниям.
В Великобритании, если британский акционер владеет 25% и более капитала контролируемой иностранной компании, то прибыль иностранной компании включается в налогооблагаемую базу акционера (за исключением доходов от прироста стоимости имущества). Такое же значение применяется в Италии и Дании. При этом в Дании подразумевается либо не менее 25% капитала либо более 50% голосующих акций. Кроме того, при применении правил о контролируемых иностранных компаниях в Италии резидент облагается пропорционально доли своего участия, вне зависимости от того, была ли фактически распределена прибыль акционерам.

В Финляндии контролируемая иностранная компания рассматривается в качестве таковой, если не менее 50% ее уставного капитала или голосующих акций принадлежит финским физическим и/или юридическим лицам, а соответствующие правила применяются, если финский акционер и определенные связанные стороны владеют не менее 10% акций.

Аналогичные пороговые значения в отношении контролируемых иностранных компаний существуют и в некоторых странах СНГ, Эстонии.
В Республике Беларусь установлена весьма упрощенная модель налогообложения взаимоотношений с оффшорными компаниями, а именно любая оплата деньгами (перевод) оффшорной компании облагается «оффшорным сбором» в размере 15%.
Российское законодательство не имеет норм, устанавливающих особый режим налогообложения доходов от оффшорных компаний. Известно, что подобные положения Российская Федерация планирует ввести в 2009 году.

В Республике Казахстан механизм налогообложения доходов резидентов, получаемых от деятельности оффшорных компаний, в которых имеется участие, содержится в статье 130 Налогового кодекса Республики Казахстан. Следует отметить, что в налоговом законодательстве Республики Казахстан в значении термина «оффшорная юрисдикция» употребляется термин «страна с льготным налогообложением».
Согласно статье 130 Налогового кодекса Республики Казахстан, если резиденту принадлежит прямо или косвенно 10 и более процентов уставного капитала юридического лица-нерезидента или он имеет 10 и более процентов голосующих акций этого юридического лица-нерезидента, которое, в свою очередь, получает доход в государстве с льготным налогообложением, тогда часть прибыли юридического лица-нерезидента, определяемая исходя из доли участия резидента в уставном капитале такого юридического лица-нерезидента, относящаяся к резиденту, включается в его налогооблагаемый доход. Это положение применяется также к участию резидента в других формах организации предпринимательской деятельности, не образующих юридическое лицо.
При этом общая сумма прибыли юридического лица-нерезидента, расположенного и (или) зарегистрированного в стране с льготным налогообложением, из которой часть прибыли включается в налогооблагаемый доход резидента Республики Казахстан, должна быть подтверждена консолидированной финансовой отчетностью нерезидента.
Иностранное государство рассматривается как государство с льготным налогообложением, если в этом государстве ставка налога составляет не более 1/3 ставки, определяемой в соответствии с Налоговым кодексом, или имеются законы о конфиденциальности финансовой информации или информации о компаниях, которые позволяют сохранять тайну о фактическом владельце имущества или фактическом владельце дохода.

К государствам с льготным налогообложением также относятся административно-территориальные части государств.
Перечень таких государств определяется Правительством Республики Казахстан.
Таким образом, казахстанским законодательством предусмотрены определенные условия для определения оффшорности той или иной юрисдикции, к примеру, в случае, когда ставка налога составляет не менее 1/3 по сравнению с казахстанским аналогом. Учитывая действующую ставку казахстанского корпоративного подоходного налога в 30%, к государству с льготным налогообложением может быть отнесено государство, в котором взимается подоходный налог 10% и менее (30% : 1/3 = 10%). Одновременно существует официально утвержденный Постановлением Правительства Республики Казахстан от 28 июля 2005 года № 784 перечень иностранных государств с льготным налогообложением, к которым применяются положения статьи 130 Налогового кодекса.

Наличие списков, официально утверждаемых государствами в целях точного определения стран, юрисдикции которых относятся к оффшорным, – распространенное явление, что исключает на практике спорные ситуации относительно оффшорности/неоффшорности той или иной юрисдикции. Интересный подход в этом отношении в Великобритании, где существует так называемый «белый» список, в отличие от общераспространенных «черных». Кроме того, дополнительно существует своего рода «черно-белый» список, то есть перечень стран, к которым положения этого закона применяются, но не всегда, а лишь в отношении компаний, пользующихся льготным налоговым режимом в стране своей регистрации. Соответствующий режим явно указан в списке. Так, например, в этот список включены ирландские и люксембургские холдинги, малайзийские компании, зарегистрированные в оффшорной зоне на острове Лабуан и т.п. Таким образом, законодательство о контролируемых компаниях распространяется на компании всех государств, не включенных в список.

Учитывая вышеизложенное, можно отметить, что казахстанское законодательство подразумевает жесткий подход к администрированию деятельности резидентов через оффшорные компании, что выражается в установлении весьма низкого уровня процента владения резидентом доли в оффшорной компании, при котором оффшорная компания рассматривается как контролируемая резидентом Республики Казахстан.
Исходя из содержания статьи 130 Налогового кодекса Республики Казахстан, ее цель – исключить возможность избежания от уплаты налогов в Республике Казахстан путем аккумулирования прибыли на счетах оффшорных компаний. Достигается это простым и справедливым способом, соответствующим современной ситуации, складывающейся в сфере регулируемых отношений.

Использование хозяйствующих субъектов, которые ведут свою деятельность на территории Республики Казахстан, а центр накопления прибыли размещают за ее пределами, приводит, с одной стороны, к сокращению налоговых поступлений в казахстанский бюджет, а с другой - к несанкционированной утечке капитала за рубеж. Как следствие этого, Республика Казахстан финансирует целый ряд и без того благополучных стран, испытывая при этом острую потребность в инвестициях для модернизации собственной экономики.
Одним из основных направлений использования оффшорного бизнеса является отмывание грязных денег. В настоящее время точно не известно сколько «грязных» денег находится в мировом денежном обороте. Однако существует мнение о том, что отмывание денег, заработанных преступным путем, представляет собой альтернативную экономику, которая по обороту средств занимает третье место после международных валютных операций и торговли нефтью. По мнению экспертов Службы внутренних доходов США 60% мировых финансовых средств проходит через оффшорные финансовые центры. При этом по данным ФБР США на счетах банков и инвестиционных компаний, расположенных в 62 самых либеральных оффшорных зонах мира, сосредоточено 5 триллионов американских долларов, десятая часть этой суммы - деньги преступных группировок. По сведениям подкомитета Сената США по борьбе с наркотиками и терроризмом каждый год отмывается 320 - 520 млрд. долларов. Актуальна эта проблема и для Республики Казахстан.

Другое важное направление оффшорного бизнеса - налоговое планирование. Налоговые потери мирового сообщества только от финансирования через оффшорные зоны экспортно-импортных операций в Европе составляют ежегодно 6,8 триллионов долларов. Ежегодно более 300 млрд. долларов утаивается от налогов в США и оседает на счетах оффшорных компаний. Сегодня, в условиях, когда интересы государства требуют принятия жестких мер по увеличению налоговых поступлений в бюджет и пресечению незаконного вывоза за рубеж казахстанского национального богатства, проблемы, связанные с оффшорным зонами и в целом с оффшорным бизнесом, в Республике Казахстан являются одними из самых актуальных. От их успешного решения во многом зависит экономическая безопасность страны.
В связи с вышеизложенным, в Республике Казахстан также предусмотрены защитные механизмы от негативных последствий данного явления, установленные статьей 130 Налогового кодекса Республики Казахстан.

Кроме того, для обеспечения эффективного налогового администрирования в части получения налоговыми органами необходимой информации и эффективного налогового контроля за международными сделками Налоговым комитетом Министерства финансов Республики Казахстан ведется работа по заключению Соглашений об обмене информацией по налоговым вопросам на основе Модели ОЭСР 2002 года. В частности такие соглашения необходимы для получения налоговыми органами двух видов сведений: данные, идентифицирующие национальных акционеров, подпадающих под режим контролируемых иностранных компаний, и финансовую информацию, необходимую для расчета полученного дохода.»

Автор: И. Абуова
И.о. главного специалиста
Управления международного налогообложения Министерства финансов Республики Казахстан
 

Новости оффшоров

25 мая финансовая разведка полиции Эстонии опубликовала ежегодный доклад, из которого следует, что за 2011–2016 годы через банки страны было отмыто более 13 миллиардов евро — в основном из России, Молдовы и Азербайджана. Большая часть сомнительных транзакций шла через счета нерезидентов в эстонских банках.


Вслед за Прибалтикой от российских денег начинает избавляться другая популярная у нас юрисдикция — Кипр. После визита в страну представителей минфина США местные регуляторы ужесточают контроль над российскими счетами, а коммерческие банки — предлагают россиянам либо закрыть счета, либо перевести их в местный банк, крупнейшим акционером которого является ВТБ.


Компания и счет в одной стране