You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

Борьба с оффшорами по-казахски

Борьба с оффшорами по-казахскиПредлагаем Вашему вниманию интервью с начальником управления администрирования и мониторинга крупных налогоплательщиков Налогового комитета министерства финансов Республики Казахстан Байжаном Сейсекуловым, размещенное на официальном интернет-сайте этого ведомства. Тема интервью актуальна и для наших налогоплательщиков – борьба с оффшорами в Казахстане.


«Применительно к Казахстану проблема оффшоров стала наиболее острой в 1999—2000 годах. Тогда, несмотря на благоприятную мировую рыночную конъюнктуру сырьевых ресурсов, экспортные цены реализуемой казахстанской продукции оставались на уровне кризисного 1998 года. Вашингтонский центр по стратегическим и международным исследованиям в тот период выяснил, что в результате применения трансфертного ценообразования из Казахстана ежегодно «утекало» более миллиарда долларов. А Международный валютный фонд показал, что только из-за занижения цен на экспортируемую нефть в 2000 году утечка капитала составила порядка 410 миллионов долларов, или 2,5 процента к ВВП страны. Наше Правительство никак не стало ограничивать торговлю с оффшорными зонами и приняло решение пойти общепризнанным путем — осуществлять контроль над ценами, используемыми в экспортно-импортных операциях.

Надо сказать, что Правительство не изобретало велосипеда: установление госконтроля за ценообразованием в международных деловых операциях направлено только на предотвращение потерь государственного дохода. Мы первыми на пространстве СНГ приняли отдельный закон — «О государственном контроле при применении трансфертных цен». Документ вступил в силу в начале 2001 года и успешно действует.

Разные страны по-разному подходят к трансфертному ценообразованию. Наш путь не противоречит основным рекомендациям Организации экономического сотрудничества и ограничен тремя методами из пяти, рекомендуемых ОЭСР: «сопоставимая неконтролируемая цена»; «затраты плюс»; «цена последующей реализации».

Эксперты поясняют, что госконтроль при применении трансфертных цен осуществляют налоговые и таможенные органы республики по следующим видам сделок: между взаимозависимыми или взаимосвязанными сторонами; по бартерным операциям; при исполнении обязательств по сделкам, осуществляемым путем зачета встречного однородного требования (включая зачет при уступке требования); при совершении сделок с лицами, зарегистрированными в оффшорных зонах; то же — с юридическими лицами, имеющими льготы по налогам либо имеющими убыток по данным налоговых деклараций за два последних налоговых периода, предшествующих году совершения сделки. Когда же международные деловые операции не подпадают под действие вышеназванных пунктов, контроль исполняется в случае установления факта отклонения цены сделки более чем на 10 процентов в ту или иную сторону от рыночной цены товара (работы, услуги).

Все это связано с особенностями экономической ситуации в республике, — продолжает Б. Сейсекулов. — Бюджет страны пока зависим от сырьевого сектора; у нас есть контракты на недропользование, оказывающие системное влияние на локальную экономическую среду; крупные капвложения сконцентрированы в единичных проектах; все еще низок уровень транспарентности финансовой деятельности участников международных деловых операций, в том числе есть сделки с оффшорными компаниями. В отношении сделок в оффшорах или странах, имеющих льготное налогообложение, наш закон о трансфертных ценах предельно жесткий. Он позволяет предпринять односторонние действия, что не противоречит принципам ОЭСР.

Добавлю, что другие страны допускают не менее жесткие меры со стороны налоговых служб к лицам, заключающим сделки с оффшорными фирмами. Такие сделки считаются сомнительными. И ОЭСР вынесла следующую формулировку к списку оффшорных зон: «территории, чье налоговое законодательство наносит ущерб международной торговле, конкуренции и инвестиционному бизнесу».

— Закон действует более четырех лет, и уже есть результаты госконтроля в сфере трансфертного ценообразования, — приводит данные Б. Сейсекулов. — По информации Комитета таможенного контроля МФ РК, значительно сократилось процентное отклонение между экспортными и мировыми ценами. И это дает возможность оценить косвенный эффект для бюджета в виде дополнительных сумм поступлений корпоративного подоходного налога. Только от нефти за 2001—2004 годы сумма превысила 1,2 миллиарда долларов — без учета других налогов и таможенных платежей. Кроме того, с момента принятия закона налоговые и таможенные органы скорректировали совокупный годовой доход участников внешнеэкономической деятельности на сумму 26,4 миллиарда тенге, в результате доначислены соответствующие налоги и другие обязательные платежи в бюджет.

Как известно, Налоговый комитет МФ РК работает над единой базой данных госорганов — для контроля при применении трансфертных цен. Здесь соберется информация о качественных характеристиках товаров; тарифах по транспортировке, в том числе и по территории других государств; затратах на доставку, влияющих на определение рыночной цены товаров; основных рынках сбыта отечественных товаров; сведения об аффилированности сторон; схемах вывоза капитала за рубеж, в том числе через государства, имеющие льготный режим налогообложения; другие данные.

Резюмируя, Б. Сейсекулов добавил, что НК МФ РК инициировал проект протокола об обмене информацией по контролю за трансфертным ценообразованием между налоговыми и таможенными органами государств — членов ЕврАзЭС. Это позволит контролировать продвижение товаров по территории государств — членов ЕврАзЭС получать информацию о фактических расходах, понесенных экспортером или покупателем товаров, а также другую информацию, необходимую для определения рыночных цен. Проект проходит внутригосударственные процедуры в государствах — членах ЕврАзЭС.

Во всех странах трансфертное ценообразование — одна из самых острых граней в отношениях между налоговыми органами и налогоплательщиками. Ведь это требует детального анализа внешнеэкономических сделок и отбор информации, имеющей признаки умышленного занижения налоговых обязательств. А в руководстве ОЭСР по трансфертным ценам говорится: «трансфертное ценообразование не является точной наукой, тем не менее требует оценки как со стороны налогового органа, так и налогоплательщиков». Также в документе отмечено, что «оценка, сделанная таможенными органами, может оказаться полезной для налоговых органов при оценке характеристик трансфертной цены... и более тесное сотрудничество между налоговыми и
таможенными органами особенно полезно в области обмена информацией».

С тем же столкнулись и наши налоговые органы, что и привело к судебным разбирательствам с отдельными крупными участниками внешнеэкономической деятельности по вопросу применения трансфертных цен. В большинстве причиной является отсутствие у налогоплательщиков документов, подтверждающих расходы по доставке товаров до рынков потребления. Разбирательства по трансфертному ценообразованию — дело довольно долгое и требует сбора доказательной базы как со стороны уполномоченных государственных органов, так и со стороны участников ВЭД.

— Учитывая накопленный опыт по госконтролю за трансфертными ценами, МФ РК обратилось с предложением об изменениях и дополнениях в соответствующие законодательные акты, — заключил Б. Сейсекулов. — Получено одобрение Правительства. Министерство направило на согласование в госорганы проект закона «О госконтроле при применении трансфертных цен». Уверен, что принятие нового закона совершенствует и упорядочит меры госконтроля при применении трансфертных цен. И однозначно, послужит предотвращению потерь государственного дохода в международных деловых операциях.
 

Новости оффшоров

25 мая финансовая разведка полиции Эстонии опубликовала ежегодный доклад, из которого следует, что за 2011–2016 годы через банки страны было отмыто более 13 миллиардов евро — в основном из России, Молдовы и Азербайджана. Большая часть сомнительных транзакций шла через счета нерезидентов в эстонских банках.


Вслед за Прибалтикой от российских денег начинает избавляться другая популярная у нас юрисдикция — Кипр. После визита в страну представителей минфина США местные регуляторы ужесточают контроль над российскими счетами, а коммерческие банки — предлагают россиянам либо закрыть счета, либо перевести их в местный банк, крупнейшим акционером которого является ВТБ.


Компания и счет в одной стране