You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

Оффшорная аристократия - сегодня и завтра

Оффшорная аристократия - сегодня и завтраПроблема  оффшоризации собственности, в которой  упрекают олигархов, несомненно, актуальна  для России, но не сама по себе, а  в контексте проблематики корпоративного управления и прозрачности в целом. Непрозрачность дает возможность активно и бесконрольно пользоваться оффшорами. 

Устранить ее можно двумя способами: вмешательством государства или по доброй воле собственников, продиктованной коммерческими интересами. До недавнего времени последний  подход медленно, но работал.  
К 2007 г. средний индекс прозрачности 80 крупнейших российских публичных компаний, рассчитываемый Standard & Poor’s как процент от оптимального уровня раскрытия информации составил 55% против 40% в 2003 году, то есть прогресс был, хоть и медленный.

При этом олигархам приходится идти на большую  прозрачность, чем более мелким собственникам.  
Правда, имеющийся прогресс связан с количественными  измерителями транспарентности (постатейное  расширение объемов раскрываемой информации, число независимых директоров и тому подобное), тогда как качественные аспекты – снижение риска нарушения прав миноритариев, дивидендная политика, внутренний контроль, бенефициарные собственники – затронуты прогрессом слабо.  
В определенной степени это связано с большей  ориентацией российских компаний на привлечение долгового, а не акционерного капитала. Поэтому требования кредиторов, упирающих на консолидированную отчетность, а не на прочие аспекты раскрытия информации, доминируют.  
Пик IPO, пришедшийся на 2006 – 2007 гг., усилил тенденцию к переходу от единоличных олигархических к публичным принципам корпоративного управления.  

Олигархи  увеличивали прозрачность своих  империй под давлением рынка, в поисках финансирования. Это  был медленный процесс (впрочем, сложно ожидать, что естественный процесс будет взрывным), который с годами привел бы к тому, что упреков в оффшоризации стало бы куда меньше.  

Но с  ухудшением ситуации на мировых рынках число IPO, а значит, и склонность крупных  собственников к прозрачности снизились. На данный момент у них практически нет стимулов для большей транспарентности. Эволюция олигархов затормозилась.  
Стимулировать олигархов к увеличению прозрачности могло бы в этих условиях подхватить государство. Тем более, что оно  сейчас особо заинтересованно в том, чтобы их деньги работали на российскую экономику, приходили в бюджет.  
Однако, российское государство постоянно  отстает с решением назревших  проблем – например, с принятием  поправок в закон об акционерных  обществах, антирейдерских поправок 2007 – 2008 гг., арбитражно-процессуальных новаций.  
Негативным  моментом является отсутствие единого  центра принятия решений и распыление ответственности по вопросам корпоративного управления между несколькими ведомствами  – Минэкономразвития, ФСФР, Минфином, что тормозит или даже блокирует внедрение всего нового.  

Таким образом, сейчас наиболее важное значение для преодоления пережитков олигархической эпохи в управлении имеют сигналы, исходящие от власти: защита прав собственности, развитие конкуренции, оптимизация правового регулирования корпоративных отношений. То есть прекращение шарахания от доминирования англо-саксонских подходов (как было до 2003 году) к преобладанию континентально-европейских, нацеленных на создание патерналистского государства в 2003 – 2008 гг.  

Нужно определиться с тем, насколько сильна должна быть рука государства и рука рынка, и, наконец, начать выстраивать  законодательство соответствующим  образом. К сожалению, пока что в  правительстве считают, что есть дела поважней.  

Это означает, что в отсутствие рыночной мотивации и при пассивности государства медленный, но верный процесс антиоффшоризации российской экономики прекратился и вряд ли возобновится в обозримом будущем.  

Конечно, продолжается постепенный распад олигархических империй, который тоже может привести к большей прозрачности. Но если раньше прозрачность нарастала медленно, то теперь будет очень и очень медленно.  
Понятно, что срастание олигархов с  бюрократией никого не устраивает, кроме самих олигархов и бюрократии. Обвинения в адрес крупного бизнеса сейчас – не только российская мода. Но тем важнее при обсуждении таких значимых проблем обеспечивать максимум научной корректности и аргументированности. А такой подход говорит нам, что крупный российский бизнес постепенно под действием рыночных механизмов эволюционировал.  

Кризис  положил этой эволюции конец, и если мы хотим иметь более цивилизованный бизнес, государство должно создать  условия для этого. Не ведя священную  войну против олигархов, а создавая институциональную среду, в которой олигархам пришлось бы становиться прозрачней даже без рыночных стимулов.
 

Новости оффшоров

25 мая финансовая разведка полиции Эстонии опубликовала ежегодный доклад, из которого следует, что за 2011–2016 годы через банки страны было отмыто более 13 миллиардов евро — в основном из России, Молдовы и Азербайджана. Большая часть сомнительных транзакций шла через счета нерезидентов в эстонских банках.


Вслед за Прибалтикой от российских денег начинает избавляться другая популярная у нас юрисдикция — Кипр. После визита в страну представителей минфина США местные регуляторы ужесточают контроль над российскими счетами, а коммерческие банки — предлагают россиянам либо закрыть счета, либо перевести их в местный банк, крупнейшим акционером которого является ВТБ.


Компания и счет в одной стране