You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

Как лучше упаковать свое состояние, чтобы его не отняли

Как лучше упаковать свое состояние, чтобы его не отнялиЗащита активов с помощью трастов пользуется все большей популярностью у российских бизнесменов. Насколько эти структуры эффективны?

Растущий интерес к трастовым структурам менеджеры компаний, занимающихся wealth management, почувствовали в прошлом году. Причин несколько. Кто-то защищает свою собственность от недобросовестных чиновников или милиционеров. Кто-то перед президентскими выборами 2012 года выводит активы за рубеж, опасаясь произвола властей по отношению к бизнесу. И всем необходимо знать, как лучше упаковать свое состояние, чтобы затем можно было передать его по наследству.

Трасты — почти идеальный инструмент для этих целей. Правоохранительным органам или кредиторам сложно найти их учредителей. Но даже если это и произойдет, отнять имущество, упакованное в траст, почти невозможно.

Особенность трастов в том, что учредитель, который отдал в управление подобной структуре акции, деньги или имущество, перестает быть их собственником. Он и его родственники могут стать бенефициарами — теми, кто получает доход от принадлежавших ему активов. Именно за счет перехода права собственности от учредителя к управляющему трастом (как правило, специальной иностранной компании) и удается защитить активы от различных претензий.

Самый известный пример — трасты, принадлежащие акционерам «Менатепа». Большая часть зарубежных активов ЮКОСа были оформлены на офшор Yukos Financе BV, который был внесен в траст. По условиям соглашения бенефициарами траста стали Михаил Ходорковский, Платон Лебедев и Леонид Невзлин. Поэтому российские власти не смогли арестовать зарубежные активы ЮКОСа.

Трасты — прекрасная защита и от семейных споров. При разводе супруге бывшего владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева не удалось получить половины имущества мужа, потому что оно было внесено в траст (как, например, владевшая долями в «Уралкалии» и «Сильвините» компания Madura Holding) и Рыболовлеву формально не принадлежало.

Судебные приставы не смогут изъять личное имущество владельца обанкротившегося предприятия (яхта, самолет), если оно внесено в траст, рассказывает партнер UFG Wealth Management Дмитрий Кленов: «Например, банки не смогут привлечь собственника обанкротившейся компании к субсидиарной ответственности».

За защиту приходится платить. При передаче имущества в траст его владелец теряет не только право собственности, но и возможность управлять им. Трастовый управляющий формально не разрешит бенефициару вмешиваться в работу предприятия. Члены совета директоров акционерного общества и руководители компании будут назначаться управляющим.

Учредитель траста не вправе продать бизнес или купить на доходы компании какие-либо активы — все это может сделать только управляющий. Скажем, если учредитель траста передал в него свои миллионы и вдруг передумал и решил их забрать, в классическом трасте сделать это не получится, рассказывает руководитель дирекции по управлению семейным капиталом «Уралсиб — Банк 121» Олег Фурсов. «Учредитель может обращаться к управляющему со своими пожеланиями (letter of wishes), а следовать этим пожеланиям или нет — дело трастового управляющего», — говорит Фурсов.

На практике, конечно, такое происходит редко. Компании, управляющие трастами, стараются учитывать все пожелания бенефициаров, лишь бы они не шли в разрез с законодательством, которому следует траст. Кроме того, у траста есть компания-протектор, которая наблюдает за деятельностью управляющего и может при необходимости его сменить. Как правило, на эту роль выбирают российские компании, работающие в сфере управления крупными состояниями и помогающие учредить трастовое управление. Протектор проверяет работу управляющего и передает учредителю полный отчет о его деятельности.

Валерий Тутыхин, партнер специализирующейся в том числе и на консультациях в области трастового права фирмы «Джон Тайнер и партнеры» рассказывает, как российский бизнесмен захотел продать за $1 млрд бизнес, владение которым было оформлено через траст. Трастовый управляющий сделку не одобрил, сославшись на юридические тонкости. Бизнес все же был продан, и деньги выплачены бизнесмену, но для этого пришлось искать самые разные способы давления на управляющего.

Формально бенефициар имеет право только на прибыль от активов, упакованных в траст. Деньги могут каждый месяц перечисляться на определенный счет или накапливаться у трастового управляющего до определенного времени. «Создатель траста может предусмотреть любые условия выплаты доходов до заключения договора с управляющим. После этого обратной дороги нет. Внести изменения он уже не сможет», — объясняет партнер консалтинговой компании Paragon Advice Group Александр Захаров.

Какое имущество можно упаковать в траст? Любое — от денег и акций до дома или яхты. Но в каждом случае схемы будут немного различаться. Например, в траст непросто внести деньги, которые лежат на счетах в российских или иностранных банках. Для этого надо сначала учредить иностранную офшорную компанию, а потом перевести на ее счет средства в качестве вклада в уставный капитал, рассказывает Александр Захаров. Потом акции офшорной компании вносятся в траст.

С помощью траста можно защитить принадлежащее собственнику имущество: дом, яхту, автомобили. Надо создать российскую компанию и передать ей на баланс активы. Затем продать компанию офшору и только потом внести офшорную компанию в траст. Свой дом придется арендовать у своей же фирмы, рассказывает Дмитрий Кленов. Арендная плата в этом случае будет идти на содержание дома и оплату работы персонала. Именно для этого необходима дополнительная прослойка в виде российской компании.

Как правило, путь к трасту начинается через компании, которые занимаются wealth management и private banking. Это, к примеру, «Тройка Диалог», «Уралсиб», UFG Wealth Management. У каждой российской компании свой список западных партнеров. Опросив несколько российских фирм, Forbes составил список наиболее популярных трастовых управляющих. Это известные организации с хорошей репутацией. В качестве лучшего трастового управляющего эксперты рекомендуют Equity Trust. Это независимая компания со штаб-квартирой на острове Джерси, которая не принадлежит ни одному из финансовых институтов. В этом ее преимущество: представители других компаний, созданных при банках, могут поставить условие — разместить часть денег, которые будут принадлежать будущему трасту, на счетах в банке.

Российские консультанты, которые подберут вам управляющего и будут протектором траста, возьмут за свои услуги около $250 в час или фиксированную плату (не менее $15 000). Еще в $5000–10 000 обойдется создание самого траста. Эта сумма очень сильно зависит от объема работы, в отдельных случаях она может достигать и $100 000. Годовая плата за обслуживание траста составляет минимум $10 000, рассказывает Александр Захаров. Часто управляющие взимают плату за обслуживание в зависимости от стоимости переданных в управление активов. Если в траст переданы активы на сумму $1–2 млн, вознаграждение управляющего составит 0,5% от суммы активов в год, но не менее $10 000. Чем больше объем активов под управлением, тем ниже ставка. Если активы превышают $50 млн, вознаграждение опускается до 0,05% от стоимости активов.

Как правило, трасты создаются в офшорных юрисдикциях. Самые распространенные — это Джерси, Кипр, Британские Виргинские острова. Существенных различий между ними нет.

«Юрисдикция траста выбирается с учетом различных факторов. Один из них — географическое расположение бизнеса или иных активов передаваемых в траст. Для активов, например, в Сингапуре лучше создать местный траст», — рассказывает Олег Фурсов из «Уралсиб — Банк 121». Но в каждой стране есть свои особенности. Например, на Бермудских островах не так просто открыть счет в банке при создании траста с активами российского происхождения, в отличие от Кипра, где это делается за один день. В Швейцарии не удастся создать траст, если учредитель — гражданин США или имеет грин-карту. А на Джерси нужно обязательно назначить протектора. На острове Мэн или в Гонконге деятельность трастовых управляющих не лицензируется, в отличие от большинства популярных юрисдикций. И поэтому надзор за ними со стороны государства слабее.

Во всех юрисдикциях сейчас ужесточаются требования к учредителям трастов. Компании могут отказаться работать на клиента, если не будут знать источников происхождения капитала. «Раньше достаточно было просто написать, откуда у клиента деньги, дать ссылку на его сайт и сообщить, что в год он зарабатывает такую-то сумму. Сейчас это не проходит», — рассказывает Дмитрий Кленов. Теперь клиенту нужно предоставить документы на компанию, показать баланс фирмы и налоговую декларацию. Правда, есть еще одна юрисдикция, где пока этого не требуют, — Кипр. Но и там власти задумываются об ужесточении требований к учредителям трастов.

Алексей Савкин, Варвара Печурина
Источник: http://www.forbes.ru

Новости оффшоров

Несмотря на ужесточенное по требованию ЕС законодательство, Британские Виргинские острова сохраняют выгодный для многих видов бизнеса правовой режим 23 апреля 2019 года Управление международного налогообложения Британских Виргинских островов (ITA) опубликовало проект Кодекса по экономическому присутствию (Economic Substance Code). Документ является дополнением и руководством по применению закона об экономическом присутствии 2018 года (Economic Substance Act, 2018).


Компания и счет в одной стране