You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

К открытым реестрам богатые люди относятся всегда плохо

Офшоры приватизировали российскую внешнюю торговлю

Владислав Дубневский, директор Департамента международного налогового планирования ЮФ «Клифф» (Россия). Владислав, в ближайшее время Вам предстоит выступить в Киеве на Международной конференции по налоговому и корпоративному праву - 2015 с докладом о тенденциях международного налогового планирования. Собственно, какие тенденции намерены выделить?

- Все тенденции последнего времени, к сожалению, свидетельствуют об ужесточении работы в оффшорном секторе, причем во всех направлениях. Это и регулирование регистрации компаний, ужесточение требований к номиналам, осложнения для банков при работе с долларовыми платежами оффшорных компаний, дальнейшее распространение законодательства о контролируемых иностранных компаниях (в частности на Россию), новые правила раскрытия информации, публичные реестры бенефициаров… все даже сложно перечислить. С одной стороны, это, конечно, может показаться грустным, но я рассматриваю это как очередную попытку достижения необходимого баланса. Использование оффшорных компаний слишком глубоко вошло в нашу жизнь и это тоже должно иметь свои границы. К примеру, ужесточение требований к номиналам вызвано, скорее, не борьбой с оффшорным сектором как таковым, а с участившимися рейдерскими атаками на оффшорные компании, которые стали возможны благодаря слабому контролю некоторых провайдеров за документами, которые они передают на подпись номинальным директорам. Так и с оффшорными компаниями. Их задачей всегда было предоставление определенных конкурентных преимуществ одной группе лиц перед другими. Если использование оффшорных компаний становится массовым, - конкурентное преимущество исчезает. В условиях, когда бизнес связан с властью, именно это обычно и становится причиной дополнительного ужесточения работы с оффшорными компаниями. 

В одном из комментариев Вы сказали, что для Вас принятие Закона РФ о контролируемых иностранных компаниях стало полной неожиданностью. Разве его принятие не было очевидным? 

- Ну, я бы не сказал, что именно полной неожиданностью. Такие события всегда следует оценивать вероятностно. Но действительно, я считал, что вероятность принятия Закона в таком виде очень мала. Причина такого мнения - знание истории таких законодательных инициатив. До этого времени в России антиоффшорнные инициативы были хорошим способом зарабатывания политических дивидендов. Предлагали и законодательно запретить работу оффшорных компаний в России в 2003 году и ввести санкции по «черным спискам», и пугали тем, что доведется «пыль глотать», если помните такое выражение. Всегда это заканчивалось одинаково, то есть - ничем. Либо об этом просто забывали, либо отрицательное заключение по инициативе давало правительство России, понимая, что экономика, построенная на оффшорных компаниях, может дать неожиданный сбой. Поэтому я ждал, что в нашем случае история повторится, как это уже было много раз до этого. Однако Закон приняли, и это - действительно достаточно резкий разворот от прежней либеральной финансовой политики к жесткому контролю. 

Можно уже сегодня говорить о его действенности? Каковы последствия? 

- Последствия действительно есть. Некоторые сокращают свое присутствие в оффшорах, кто-то закрывает эту часть бизнеса, некоторые декларируют свое владение нерезидентами. Кто-то придумывает и использует дополнительные механизмы, есть и такие, кто ищет страны, где механизм раскрытия информации не работает или пока не работает. Кто-то уезжает из России и становится нерезидентом. В общем, картина очень разная. Можно говорить о том, что меньшая часть клиентов ликвидирует свои компании, либо официально декларирует, а большая часть так или иначе перестраивается и будет продолжать работать почти как раньше.

Среди украинского бизнеса далеко не все приветствуют открытый доступ к информации о бенефициарах. Как к открытым реестрам относятся в РФ и почему? В мире? 

- К открытым реестрам богатые люди относятся всегда плохо. По понятным причинам. Старая народная мудрость советует держаться подальше от людей, знающих где лежат твои деньги. А в случае с открытыми реестрами, можно сказать, что информация об активах становится доступна всем и каждому. Я не говорю о людях, участвующих в рейтинге журнала Forbes. Тут особый стиль жизни. Но далеко не каждому нравится везде ходить с охраной, скрываться от журналистов и выплачивать женам при разводе некоторое количество миллиардов долларов. Я уже молчу про очевидную разницу в декларируемых доходах и фактических расходах людей во власти и т.д. Поэтому существует естественная потребность в конфиденциальности, которая раньше решалась использованием института номинального владения. Открытые реестры бенефициаров заставят таких людей либо искать страны с закрытыми реестрами, либо решать проблему другим способом. 

Следует ли ждать в ближайшем будущем других значимых изменений в законодательстве, касательно оффшорных компаний? И, если да, то каких? 

- Если мы говорим об Украине, то на мой взгляд , стране сейчас не до этого. Законы на эту тему, если и принимаются, то очень формально и неэффективно. Поэтому не совсем понятно, с кем тут сейчас бороться. Если с оффшорами предпринимателей среднего звена, то нужно сначала стабилизировать экономику. Если с приближенными к власти, то там и так все ясно и без борьбы с оффшорами. Сейчас просто совершенно другие предпринимательские и политические риски. 

Если говорить о России, то разворот в сторону ужесточения был такой резкий, что теперь еще долго нужно с действующим законодательством это все увязывать. Мне например, очень интересно посмотреть, как будут доказывать факт бенефициарного владения компанией у конкретного физического лица. Ведь обычно этому нет никаких подтверждающих документов. Все остальные доказательства только косвенные. Или, к примеру, новшество о признании иностранной организации налоговым резидентом РФ на основании места управления… во-первых это полностью делает ненужным всю, ранее существовавшую концепцию постоянного представительства, а во-вторых - фактически все, кто задекларировал в добровольном порядке себя бенефициаром оффшорной компании, автоматически должен попадать под эту статью, что подразумевает совершенно другие налоговые последствия, чем можно было ожидать. В общем, даже с тем что уже приняли, есть масса сложных вопросов, ответ на которые даст только судебная практика и время.

ligazakon.ua

Новости оффшоров

Несмотря на ужесточенное по требованию ЕС законодательство, Британские Виргинские острова сохраняют выгодный для многих видов бизнеса правовой режим 23 апреля 2019 года Управление международного налогообложения Британских Виргинских островов (ITA) опубликовало проект Кодекса по экономическому присутствию (Economic Substance Code). Документ является дополнением и руководством по применению закона об экономическом присутствии 2018 года (Economic Substance Act, 2018).


Компания и счет в одной стране