You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

Окно в Европу: зачем украинские бизнесмены развивают дочерние банки в Европе

Какие временные финансовые ограничения ввели на Кипре — полный список

При анализе финансовой системы принято говорить о выходе иностранных банков на украинский рынок. Приход на финансовый рынок инвесторов считается показателем привлекательности и успешности украинской экономики.

Между тем, украинские бизнесмены также имеют свои банки на территории Европы. Суммарные активы этих банков составляют почти 1 млрд евро.

Одной из первых сделок по приобретению иностранного банка украинцами стал выкуп латвийского банка Paritate в 2001 году Приватбанком. На момент сделки Paritate находился на грани банкротства, и Приватбанк спас это учреждение. На 1 июля 2017 года активы PrivatBank составляли более 245,8 млн евро.

«После национализации КБ «Приватбанк» в декабре 2016 года Министерству финансов Украины как конечному бенефициару принадлежат 46,54% в уставном капитале AS PrivatBank. Это не контрольный пакет. И как акционер AS PrivatBank Украина пока не получала никакого дохода от его деятельности», - рассказывают в пресс-службе Приватбанка.

Также, Приватбанк, который менее года тому стал государственным, контролирует филиал на Кипре. По данным Национального банка Украины, на 1 ноября 2017 года активы кипрского филиала ПриватБанка составляли 7,7 млрд гривен, обязательства — 11,4 млрд гривен. Кредитный портфель юридических лиц — 14,5 млрд гривен. Банк работает с ритейлом и корпоративными клиентами.

Один из крупнейших банков Украины, Пивденный, с 2003 года также владеет банком в Латвии. Он контролирует 13,76% Reģionālā investīciju banka в Риге. Также, по 19,9% и 10,75% RIB принадлежат акционерам банка Пивденный Юрию Родину и Марку Беккеру. Этот банк обслуживает и развивает корпоративный бизнес резидентов и нерезидентов, в том числе, имеющих торговые отношения с Украиной. Активы RIB на конец второго квартала 2017 года составляли 402 млн евро.

«Главная особенность и преимущество наличия двух банков с одним владельцем в более развитой с точки зрения банковского сектора Европе и развивающейся Украиной состоит в возможности более масштабного и детального видения банковского учреждения с точки зрения технологий, среды, законодательства, продуктов, клиентов и тенденций. Такое понимание обеспечивает возможность предоставлять комплексные консультации и решения для клиентов, которые работают с внешнеэкономическими операциями и нуждаются в соответствующих компетенциях, продуктах и услугах со стороны банка. Преимуществом можно назвать более гибкое и выгодное ценообразование, возможность фондирования по хорошим ставкам со стороны нерезидентского банка, в том числе, украинских экспортеров и импортеров», - рассказывает председатель правления банка Пивденный Алла Ванецьянц.

 С 2012 года эстонский Versobank контролируется украинской компанией Ukrselhosprom PCF LLC. Весной 2016 года эта компания владела 85,2622% акций этого банка. Ukrselhosprom PCF LLC входит в корпорацию "Алеф" бизнесменов Вадима Ермолаева и Станислава Виленского. Согласно с отчетом банка на конец второго квартала 2017 года, активы банка составляли 233 млн евро.

Также, у банка Восток, принадлежащего группе Фоззи предпринимателя Владимира Костельмана, есть банк Zapad, открытый в 2015 году в Черногории. На конец первого полугодия 2017 года, согласно отчету банка Zapad, его активы составляли 61,6 млн евро, обязательства — 54 млн евро.

«Регуляторный режим на Кипре, в Прибалтике и Черногории очень лоялен, в этих странах менее жесткие требования к составу акционеров и к происхождению капитала, - рассказывает финансовый аналитик Виталий Шапран, - Думаю, что по мере выхода Украины из кризиса дела почти у всех европейских дочек украинских банков будут идти успешно».

Зачем банк в Европе

Есть несколько причин для открытия банковского бизнеса в Европе. Первая — формирование своей международной финансовой группы для упрощения ведения операций.

«Банкинг в Европе регулируется жестким законодательством по прозрачности формирования капитала, операциям по отмыванию денег, по требованиям прозрачности сделок контрагентов и их бенифициаров. Украина подписала документ по имплементации европейского законодательства в национальное правовое поле. Это касается 13 европейских директив, которые обязательны для банкинга в Европе. За три с половиной года у нас реализовано максимум 15-20% от того, что надо было сделать за четыре года, срок уже очень скоро», - рассказывает финансовый аналитик Анатолий Дробязко.

По его словам, европейцы, глядя на нашу законодательную "мышиную возню"на тему "не укради с поправками", начали закрывать корреспондентские счета малым украинским банкам, и запрещать большим банкам проводить транзакции "не своих клиентов", т. е. малые украинские банки системно выбрасываются из международной торговли вместе с их клиентами. Американские банки делают это уже давно. И наиболее дальновидные банкиры "рубят" окно в Европу, регистрируя свои банки.

«Для того чтобы развиваться в Европе в данных условиях, в высокой конкурентной среде, нужно хорошо знать особенности рынка и понимать свою нишу. Многие банки в Европе сжимаются. Если сравнивать украинский и европейский банковский рынок, стоит отметить что активность, динамика и потенциал развития банковского рынка в Украине намного выше. Стоит лишь оценить соотношение активов банковской системы к ВВП в Украине и других странах Европы: в Соединенном Королевстве (Великобритания + Северная Ирландия) – 364 %, в Латвии – 131 %, в Украине – лишь 52 % к ВВП. Также можно отметить, что там, где европейцы получают рентабельность в 5 %, украинский бизнес может заработать до 30%», - говорит Алла Ванецьянц.

Вторая причина — безопасность капиталов при отсутствии уверенности в политической стабильности в Украине. «Одной из причин для открытия банка в ЕС является вывод денег учредителей за рубеж для сохранности. В виде инвестиций в реально работающий банк или инвесткомпанию», - говорит управляющий партнер Honest & Bright Company Ltd. Ярослав Ломакин.

Также, к открытию банков в ЕС подталкивает украинское валютное законодательство. «Выполнить его с реальным иностранным партнером невозможно! Риск - на ровном месте получить уголовное преследование, за которое либо надо будет платить, либо посадят с конфискацией. Поэтому, дешевле содержать зеркальную зарубежную фирму, которая позволяет сам с собой, выдерживать противоречивые требования разных регуляторов - Налоговой, НБУ, финансового мониторинга, ведомственных министерств», - рассказывает Анатолий Дробязко.

Финансовый аналитик Алла Комисаренко добавляет, что украинские банки в Европе открывались с целью минимизации расходов на ведение корреспондентских счетов украинских банков в Европе, аккумулирования денег клиентов, партнеров, контрагентов в своем же банке, а также для упрощения вывода капитала за границу. 

«Это было чуть ли не главной целью собственников банков. До 2012 года созданные банки и схемы работали безукоризненно, и полностью оправдывали расходы своих собственников на их открытие и содержание. Начиная с 2012-2013 гг европейское законодательство в части банковского надзора ожесточилась - многие прибалтийские банки были отнесены в черный список НБУ и работать с ними стало сложно, но не невозможно», - рассказывает Алла Комисаренко.

Разумеется, иметь свой банк в еврозоне просто престижно — для тех, кто может себе позволить такой бизнес.

«Главные плюсы от наличия банка в Европе – престиж, возможность пользоваться ЕС-овским инструментарием на финансовом рынке, близость к ЕС-овсим деньгам», - перечисляет Ярослав Ломакин.

Выбывшие и дело о Северной Корее

Не всегда бизнес украинских компаний в Европе складывался гладко. Некоторые из финансовых учреждений были закрыты. Например, ранее у бизнесмена Игоря Фурсина, совместно с латвийским предпринимателем Игорем Буймистром, был латвийский Trasta komercbanka. На август 2017 года, по данным НБУ, эти бизнесмены контролировали соответственно по 95,98% и 2,57% акций украинского Мисто-Банка. В начале 2016 года Европейский центральный банк аннулировал лицензию Trasta komercbanka, и бывшие акционеры оспаривают данное решение.

У ПриватБанка были финансовые бизнесы по всей Европе, включая Испанию, Португалию, Италию, Германию, Латвию, Кипр, а также банк в Грузии. В 2014 году был продан банк в Грузии, в 2015 году закрыт португальский филиал Привата, в 2016 году обнаружены проблемы итальянского и кипрского филиалов ПриватБанка с финансовым мониторингом.

Одна из новых причин проблем у банков на европейских рынках — международная политика, которая спровоцировала расследования ФБР по финансовым рынкам. Из-за международных санкций российский капитал ищет выходы на европейские рынки, стараясь не афишировать страну происхождения. Для этого активно использовались банки Прибалтики, что завершилось скандалом. Русский Forbes летом 2016 года опубликовал расследование о том, как через финансовую систему Прибалтики отмываются коррупционные деньги из РФ, что привело к давлению со стороны контролирующих органов и штрафам за нарушение правил финансового мониторинга. Прежде всего, «двусмысленными» финансовыми операциями, которые в цивилизованном банкинге были бы забракованы — транзакциями с коррупционными деньгами, схемами по отмыванию средств в офшоры, и т. д. - славилась Латвия.

Финансовый регулятор Латвии КРФК (Financial and capital market commission) с 2014 года неоднократно штрафовал латвийские банки за нарушения в том числе финансового мониторинга. Например, в июле 2017 года банк Norvik был оштрафован на 1,3 млн евро за нарушение нормативов, недостатки в мониторинге клиентов, и использование банка для обхода международных санкций против Северной Кореи. Именно Norvik называли как одного из главных претендентов на приобретение украинской дочки Сбербанка России.

За операции, связанные с Северной Кореей, также летом 2017 года были оштрафованы и латвийская дочка украинского государственного ПриватБанка, и дочка Пивденного — RIB. Первый на 35 тыс евро, второй — на 570 тыс евро, согласно данным КРФК. Эта информация была обнаржена на основании данных расследования ФБР.

«КРФК не констатировала в действиях банка прямого и осознанного нарушения требований Регулы №329/2007 об ограничительных мероприятиях в отношении Корейской Народной Демократической Республики. Банк осознаёт важность неукоснительного соблюдения международных санкций и строит свою систему внутреннего контроля исходя из чёткого понимания данного принципа», – поясняет член правления банка RIB Александр Яковлев.

«Сегодня AS PrivatBank предоставляет украинской стороне выписки из реестра только в части ей собственной доли в капитале. Надежная информация о структуре собственности этого банка с указанием конечных бенефициаров у нас отсутствует, что приводит к повышенным репутационым рискам», - говорят в пресс-служба ПриватБанка, напоминая, что в 2015 году PrivatBank стал объектом жестоких санкций со стороны местного регулятора финансового рынка за нарушение законодательства в сфере противодействий отмыванию криминальных доходов, и оплатил значительный штраф, а также изменил правление банка», - напоминают в пресс-службе Приватбанка.

Автор -  Маргарита Ормоцадзе 
www.lb.ua

Новости оффшоров

Парламент Белиза продолжает ужесточать режим функционирования компаний международного бизнеса (англ. International Business Companies, сокр. IBC). 27 марта 2019 года были приняты новые законодательные поправки, установившие более строгие правила о физическом присутствии компаний в данной юрисдикции.Напомним, предыдущий пересмотр белизского законодательства о компаниях IBC состоялся 20 декабря 2018 года. Ниже сведены все новые требования, предъявляемые к компаниям.


Компания и счет в одной стране