You are using an outdated browser. For a faster, safer browsing experience, upgrade for free today.

Финансовая "Матрица"

Расследуется "схема вывода" из России через Молдавию 700 млрд руб

Среди "продвинутых" экономистов и финансистов сейчас модно — особенно в увязке с проблемами цифровой экономики — говорить о криптовалюте и ее несущей конструкции блокчейне как о радужном будущем всей мировой финансовой системы. Настороженное отношение периода появления биткойна сменилось всеобщим ликованием и надеждами. А серьёзные проблемы обходятся, как несущественные, либо сознательно замалчиваются. Прежде всего, это касается криминальной составляющей "будущего финансовой системы". Но обратимся к беспристрастным фактам.

По данным Европола, начиная с середины 2014 г. европейская организованная преступность стала активно использовать связку Tor (теневой сегмент Интернета)—Биткойн. Связка используется как для коммуникаций, так и для развертывания преступной торговли, а также рекрутирования в преступные сети новых членов. В 2016 г. в рамках программы CriptoWall европейским правоохранительным органам удалось провести несколько операций по разоблачению киберпреступников. В основном эти операции были связаны не с успехом в области программно-аппаратной дешифровки трафика и деанонимизации пользователей биткойнов, а с работой внедрённых в преступные сети работников правоохранительных органов и агентурной разведкой. Наибольших успехов достигли правоохранители Швеции и Италии. Также эффективные операции в 2015-2016 гг. были проведены правоохранительными органами Латвии, Дании, Германии, Франции, Румынии и Хорватии.

В 2015-2016 гг. в ЕС сложилась сеть группировок, оказывающих услуги, связанные с криптовалютами на договорной основе. Местами дислокации этих группировок являются Германия, Франция, Италия и Испания. Удалось установить, что в рамках модели "криминал как услуга" группировки осуществили атаки на 160 порталов, баз данных и наиболее крупные биткойн-кошельки. Отличительной чертой этих групп является то, что они осуществляют преступный промысел как услугу в интересах одних преступных групп против других преступных групп. Не будет преувеличением сказать, что 2015-2016 гг. стали первыми годами документально зарегистрированных кибервойн между преступными группировками.

Преступный компонент биткойна и криптовалют вообще в значительной степени связан с возможностями криптопреступников наживаться на энтузиастах биткойна. Но не только принцип "грабь награбленное" действует в криминальной сфере криптовалют.

В январе 2017 г. Интерпол, Европол и Базельский институт управления в сотрудничестве с Катарским Национальным фондом борьбы с отмыванием денег и Комитетом ЕС по борьбе с незаконными финансовыми потоками и финансированием терроризма провел в Дохе Первую Глобальную конференцию по борьбе с отмыванием денег и по цифровым валютам. На конференции присутствовало 400 участников из правоохранительных органов, международных и транснациональных финансовых институтов, а также бизнеса из 60 стран мира.

Был сделан прогноз, что к 2018 г. совокупная капитализация глобального рынка криптовалют составит примерно 50 млрд. долларов. Было отмечено, что, несмотря на головокружительные темпы роста капитализации, криптовалюты занимают предельно малую долю в совокупном объёме денежных средств.

Криминал и криптосообщество по-разному смотрят на главные функции криптовалют. Для криптосообщества и инвесторов криптовалюты, прежде всего — биткойн, являются активом и средством спекуляции. Другая криптовалюта, Ethereum — используется криптосообществом не столько как валюта, сколько как среда разработки различных финансовых приложений на основе блокчейна.

Организованную преступность криптовалюты интересуют, прежде всего, как средство платежа и обналичивания. Несмотря на то, что, согласно оценкам исследовательской группы Европола по криптовалютам, более 95% оборота криптовалют, использованных преступниками, приходится на биткойн, криминал пытается отказаться от этой криптовалюты. В 2016 году совокупный годовой оборот биткойна составил в пересчете на доллары примерно 12 млрд. Из них преступный оборот оценивается примерно в 3 млрд. долларов, из которых 0,6-0,9 млрд. долларов приходится на платежи биткойнами в сети Tor за различного рода криминальные товары и услуги. Криминал практически не держит накоплений в биткойнах, поскольку считает их высоковолатильными, где есть высокий риск не только заработать, но и потерять средства. Высокая волатильность устраивает инвесторов и спекулянтов, но не устраивает криминал, заинтересованный в стабильной платежной единице.

По данным Базельского института управления и Банка Международных Расчетов, криминал сделал ставку на новую, абсолютно анонимную валюту Dash. Dash обеспечивает не только полную приватность транзакций, но и гарантированную несколькими уровнями шифрования анонимность платежных кошельков. Кроме того, Dash обеспечивает практически мгновенные транзакции, которые происходят в течение 15-20 секунд, против 5-10 минут у биткойна. Наконец, Dash позволяет создавать различные приложения. Создатели этой криптовалюты анонсировали, что в 2017 г. на основе Dash станет возможным заключение анонимных контрактов с любым целевым назначением. Организаторы Dash позиционируют валюту, как PayPal 2.0 для свободных, презирающих государство людей. К началу 2017 года капитализация Dash достигла полумиллиарда долларов. С учётом того, что данная валюта была запущена лишь в середине 2016 г., ни одна криптовалюта, включая Ethereum и биткойн, не росла с такой стремительной капитализацией. При этом в программный код Dash встроены ограничения на волатильность, что делает её идеальным средством платежа и обналичивания для преступников.

Наряду с Dash преступниками активно используются ещё два вида криптовалют. В США, Мексике и Латинской Америке это — Monero. В европейских странах, включая постсоветское пространство, большой интерес у преступников вызывает недавно появившаяся криптовалюта ZCASH.

Европол полагает, что пока сокрытие преступных доходов, их хранение, а также транзакции осуществляются в рамках привычной финансовой системы. Удельный вес криптовалют в совокупных преступных платежах и накоплениях пока неуловимо мал. Однако, по мнению исследовательских групп Интерпола и Европола, в ближайшие 5-6 лет темпы роста криптовалют будут носить экспоненциальный характер. Соответственно у правоохранительных органов и финансовых институтов есть небольшой запас времени для того, чтобы разработать и принять к исполнению комплекс юридических, программных и иных мер, препятствующих использованию криминалом криптовалют.

Традиционно криптовалюты рассматриваются как инструмент преступности. Но существует мнение, что ключевая и наиболее ценная составляющая криптовалют, технология блокчейн, может быть и инструментом борьбы против криминала, в первую очередь — связанного с коррупцией и хищением государственных средств При этом сторонники такого подхода исходят из того, что блокчейн — это не только интернет денег, посредством которого осуществляются транзакции финансовых ресурсов, прав собственности и т. п., одновременно это — огромная, динамичная бухгалтерская книга, открытая всем пользователям блокчейн-сети, где все транзакции всех участников сети хранятся неопределенно долгое время. Если блокчейн связывает не анонимные, а идентифицированные кошельки, то тогда движение финансовых ресурсов между любыми двумя или более кошельками (аналог банковских счетов) не только открыто, но и отслеживаемо.

Существует мнение, что всеобщее использование блокчейна сделает невозможным коррупцию и "беловоротничковую" преступность в финансовой сфере. В этом случае, никаким следователям ничего доказывать не надо — за них всё сделает программный код и архивы, где хранится память обо всех транзакциях.

Это весьма спорный взгляд. В последнее время блокчейн-технология используется представителями финансового мира как один из способов незаконного проведения операций. Банковские консорциумы, предоставляя услуги частным клиентам в переводе платежей через оффшорные счета на многомиллиардные суммы, имеют с этих незаконных сделок огромные проценты. Консорциумы такого рода, объединяющие крупных игроков финансового мира, явно преследуют планы криминальной наживы, нежели изучение самой технологии блокчейна в чистом виде.

Недавно прогремевший на весь мир скандал с денежными махинациями под условным названием "панамские архивы" — яркий пример того, как новая технология используется для отмывания денег. Всё те же фигуранты — представители крупного бизнеса, всё те же схемы действия — перевод больших сумм через подставные фирмы с целью укрытия их от налогообложения. Поменялся лишь инструмент.

Немецкой газете Sueddeutsche Zeitung был предоставлен доступ к 11,5 млн. документов панамской компании Mossack Fonseсa. Выяснилось, что организация Mossack Fonseсa имела многочисленные связи с оффшорными компаниями, что позволяло проворачивать махинации на крупные суммы по просьбам миллиардеров, политиков, глав государств и т.д.

Высококлассные юристы, нанятые компанией, осуществляли регистрацию липовых компаний-однодневок, данные о которых предоставлялись уполномоченными лицами. И всё это осуществлялось с применением технологии блокчейна.

Подобные действия компания не могла бы осуществить без сотрудничества с Deutsche Bank, HSBC, Credit Suisse и другими крупнейшими банками всего мира. Ведь использование блокчейна непосредственно самой Mossack Fonseсa было бы невозможным без данного посредничества.

Данный пример говорит о том, что не важно, какими способами вы совершаете преступные деяния (блокчейн-технология или стандартные схемы перевода денежных средств). При блокчейне масштабы коррупции могут разрастись с ещё большей силой. Приватный (частный) блокчейн является хорошим оружием в руках мировой преступности, так как он: значительно упрощает и ускоряет подобные операции, снижает издержки на реализацию схемы, позволяет откатить историю транзакций и очень сильно запутать следы или даже скрыть их вовсе. И самое главное — что сам факт совершения финансового преступления очень сложно доказать.

Как отмечено в докладе Европола об организованной преступности "Криминал в век технологий" (февраль 2017 года), важнейшим направлением развития деятельности ОПГ является повышение результативности отмывания преступных доходов, их трансферту в законную экономику. Криминальные сети и группировки постоянно стремятся использовать новейшие технологии — такие, как криптовалюты и анонимные способы оплаты. Быстрая обработка транзакций и распространение эффективных инструментов анонимизации затрудняют деятельность правоохранительных органов по доказательной идентификации реальных бенефициаров доходов от преступной деятельности.

Поэтому "светлое будущее" криптовалюты и блокчейна должно страховаться надежными антикриминальными инструментами: как правовыми, так и организационными.

Автор - Владимир Овчинский http://zavtra.ru/blogs/

Новости оффшоров

Несмотря на ужесточенное по требованию ЕС законодательство, Британские Виргинские острова сохраняют выгодный для многих видов бизнеса правовой режим 23 апреля 2019 года Управление международного налогообложения Британских Виргинских островов (ITA) опубликовало проект Кодекса по экономическому присутствию (Economic Substance Code). Документ является дополнением и руководством по применению закона об экономическом присутствии 2018 года (Economic Substance Act, 2018).


В последнее время появляется все больше новостей, которые порой считают свидетельством начала борьбы правительств ведущих стран с офшорны­ми финансами и с перетоком "грязных денег".


Компания и счет в одной стране